ТРЕБУЕМ РАССЛЕДОВАТЬ ПОХИЩЕНИЯ ЛЮДЕЙ, ПРИМЕНЕНИЯ ПЫТОК ДЛЯ ФАБРИКАЦИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СОТРУДНИКАМИ СЛУЖБЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ УЗБЕКИСТАНА В БУХАРСКОЙ ОБЛАСТИ.

5 января 2021 года правозащитники Алянса Солмаз Ахмедова и Елена Урлаева пикетировали здание Службы Государственной Безопасности Узбекистана в городе Ташкенте с требованиями на плакате – «Требуем расследовать факты похищений, пыток, фабрикаций уголовных дел в отношении юристов г. Бухары — АКМАЛЯ ШАРОПОВА (9 лет находился в тюрьме), Хумаюна Рахмонова (9 лет находился в тюрьме), братьев Мироншоха и Шохжахона Хозратовых — всех похищали сотрудники СГБ Бухары. Следователь СГБ Арифжанов Журабек обвиняет Акмаля Шаропова».

Пикет с такими требованиями был необходим для расследования произвола сотрудников СГБ Бухарской области для прекращения их произвола, пикет был необходим для спасения юриста и правозащитника Акмаля Шаропова, которому вновь грозит незаконное тюремное заключение по сфабрикованному обвинению следователя СГБ Арифжанова Журабека. Фото пикета.

Правозащитники Альянса требовали во время пикета приёма руководством СГБ РУ, затем к правозащитникам вышел представитель СГБ РУ в гражданской одежде, который сразу набросился на Елену Урлаеву и хотел выхватить её фотоаппарат. Правозащитники оказали отпор этому сотруднику СГБ РУ и он быстро забежал в это министерство закрывая лицо папкой при фотографировании. Фото этого убегающего сотрудника.

Обратившиеся за помощью и солидарностью правозащитники из Бухары сообщили следующее — Это сообщил Акмаль Шаропов —

«14 августа 2010 года меня незаконно задержали сотрудники СНБ Бухары. В нарушении законодательства Республики Узбекистан. Это было похищение. Не было постановления суда о задержании. Долгие месяцы незаконно держали в следственном изоляторе, под пытками, чтобы я признался в «преступлении» против государства . Жестоко пытали всех, даже Рахмонова Хумоюна — инвалида по зрению с детства.

По сути всех нас похитили и некоторое время не давали знать нашим родным где мы находимся.

Меня пытали, грозили заключением под стражу моих родных, насилием против них.

Если я не признаю себя виновным в «мыслепреступлениях» — в нелояльности к власти. К якобы призыву ее свержению.

2 февраля 2011 года Бухарский областной суд приговорил меня к 7 годам лишения свободы, по статьям 159 часть 3 пункт «б», 244`1 часть 3 пункт «а» УК РУ. Приговорили, должен был отбыть наказание в колонии общего режима. Но, отправили в колонию строгого режима КИН (колония по исполнению наказания) N6 , в городе Чирчик. Просьбы и жалобы моих родителей выпустить меня на волю, (дело было сфабриковано грубо, «сшито белыми нитками»), просьбы о переводе в другую колонию с соответствующим приговору учреждением оставались без внимания. Во время отбывания наказания, я многократно обращался с заявлениями к президенту и многим госструктурам с просьбой о восстановлении справедливости. О моем оправдании. Мои заявления даже не выходили из колонии. Я защищал и давал консультации заключенным, оформлял их жалобы против грубых нарушений их прав из-за насилия со стороны сотрудников колонии. Я не мог смотреть равнодушно на беззакония творимые в заведении, и не подчинялся на их незаконные требования и запреты. Политическим узникам запрещалось снимать сапоги в камере. Например, пользоваться тапочками. Вы себе можете такое представить в ХХI веке? За это они меня жестоко наказывали.

В колонии за «адвокатский» образ мышления и правозащитную активность, меня часто закрывали в ШИЗО.Сделали меня «злостным нарушителем», и отправили в «крытый режим», в тюрьму 46 КИН в Навои (навоийская область) в тюрьму, известную как «красный скорпион». Там права человека не имели никакого значения. Постоянные пытки, моральное и физическое давление со стороны сотрудников тюрьмы, избиения в камере непокорных с помощью заключенных работающих на администрацию тюрьмы.

Не побыв там и года наказания, мне повесили абсурдное нарушение — «Выговор» за якобы «не застёганную верхнюю пуговицу верхней одежды» . И за это нарушение в 2015 году, осенью, возбудили уголовное дело, прямо во время заключения. В качестве меры пресечения до суда, меня отправили в 7-следственный изолятор города Каттакурган. В этой тюрьме грубо унижали права заключенных по политическим статьям. Таких как я.

Мои требования вызвать прокурора игнорировались. На что я ответил протестной голодовкой. Для прекращения акции, голодовки, администрация и весь оперотдел тюрьмы морально и физически пытали меня. Начальник тюрьмы Очилов Баходыр угрожал мне и обещал бросить меня в сырой изолятор в подвале тюрьмы. Без одежды вместе с заключенными страдающими от СПИДа. Обещал что прикажет, заставит их применить сексуальное насилие против меня.

Я не дрогнул, не испугался. Тогда меня закрыли в одну камеру с заключенными из особого режима, с особо опасными рецидивистами, в нарушении принятых норм пенитенциарной системы. Начальник тюрьмы приказал, выполняющим «заказы» администрации (тогда называли их «лохмач»ами) «проучить» меня. Они привязали руки и ноги к железной кровати без матраца, поставив под голову лишь одну подушку. Меня пытали, били очень жестоко. Специально по всем органам так сильно, так беспощадно, что потом я не мог дышать из за переломанных ребер и мочился кровью из-за тяжело травмированных гениталий. При этих пытках присутствовал сотрудник оперотдела Икром.(В последний раз, увидел я Икрома в 2019 году, когда он перешел на работу в колонию- поселение в Гузалькенте Самаркандской области. А Очилов Баходир тогда перевелся и работал начальником колонии-поселения.)

Судья вместо того ,чтобы принять соответствующие меры из-за пыток и приобретенных травм, назначить лечение и реабилитацию, отправить моё заявление в назначенный адрес, приговорил меня по статье 221 УК РУ, добавив срок ещё на 3 года. Преступник — судья вернул мою же жалобу мне самому, через секретаря после заседания, и отправил меня опять, в опасную для моей жизни тюрьму — 7-СИЗО. Моя мама, услышав о жестоких пытках, обжаловала нарушения моих прав, в госструктурах.

После чего, начальник тюрьмы Очилов Баходыр угрожал мне насилием в отношении моей мамы, которая приехала за мной в чужой для нее город одна.

После двух лет отбывания наказания в тюремном режиме, меня опять этапировали в КИН 6.

2019 году освободился… Отбыв весь незаконный срок по второму сфабрикованному делу».

В настоящее время по вновь сфабрикованному уголовному делу следователем СГБ Журабеком Арифжановым идёт суд над Акмалем Шароповым в Бухарском уголовном суде.

9 июля 2020 года в дом №54 Акмаля Шаропова в районе Пошун г Бухары во время семейного празднования ворвались около 20 сотрудников спецслужб, у всех родных и гостей Акмаля Шаропова были отняты мобильные телефоны, был проведён обыск в доме и изъяты без составления протоколов флешкарты, ноутбук, мобильные телефоны.

В суде защищает Акмаля Шаропова адвокат Махтоб Хаитова, которая вместо защиты и написания жалоб на следователя СГБ Журабека Арифжанова уговаривает Акмаля Шаропова к расcкаиванию в преступлении, которого он не совершал и который даже не знает в чём его обвиняют. Адвокат Махтоб Хаитова получила миллион сумов от Акмаля Шаропова за обещанную защиту. Но в действительности она защищает следователя и прокурора. Очередной суд состоится в январе 2021 года.

Конт тел и фото Акмаля Шаропова +998914444861

Юриста и правозащитника Хумаюна Рахмонова инвалида второй группы по зрению похитили 12 августа 2010 года и держали и пытали в подвале снб, затем было сфабрикованное обвинение по статьям 159 и 244 , в тюрьме добавили ещё срок в три года, освободился в 2019 году.

В дом семьи Хумаюна Рахмонова несколько раз врывались сотрудники спецслужб, которые пр обыске похитили семейные фотоальбомы, документы, вся семья преследуется на протяжении 10 лет.

В мае 2020 года во время празднования дня рождения в кафе в городе Бухара были похищены братья Шохжахон Хазратов и Мироншох Хазратов сыновья Мавлюды Рахмоновой родной сестры Хумаюна Рахмонова .

Все родные искали несколько дней пропавших братьев, но их сотрудники спецслужб тайно избивали и принуждали признаться в сбыте наркотиков в подвале ГОВД Бухары. Через 4 дня братьев освободили, у них были ссадины и гематомы на теле, одежда была порвана и в крови, нанятые адвокаты по имени Нодыр и Рустам уговорили и запугали родителей братьев никуда не жаловаться и не делать экспертизу побоев. В настоящее время братья Хазратовы также обвиняются в сфабрикованных преступлениях.

Конт тел Мавлюды Рахмоновой +99890636 1900 и прилагается её жалоба

Конт тел Хумаюна Рахмонова +998903201227 и его фото

Правозащитники Альянса намерены защищать всех указанных жертв похищений, пыток, тюремных заключений, незаконных судебных приговоров в отношении правозащитников и юристов города Бухары и также требовать расследования произвола сотрудников сгб, милиции прокуратуры и судей, которые сами коррумпировано совершают должностные преступления в Бухарской области. Пикеты будут продолжаться.

Оставить комментарий